краеведческий альманах пинежского села
Веркола. Из записок музейного искателя
Веркола. Из записок музейного искателя

Веркола. Из записок музейного искателя

Исследовательский интерес к старинному пинежскому селу Верколе проснулся еще на заре ХХ столетия. Такое заповедное место просто не могло остаться без внимания фольклористов, этнографов, собирателей предметов старины. Здесь истовое православие мирно соседствует с «духом староверия», за всяким деревом «водит» и «блазнит», в местных топонимах живет легендарная белоглазая чудь, а из каждого избяного угла глядит патриархальная Древняя Русь. Вероятно, первым, кто посетил Верколу с научной целью, был молодой фольклорист Александр Дмитриевич Григорьев, в 1900 году собиравший здесь былины.  С тех пор интерес к местному культурному наследию только рос и развивался. Уникальная архаичность быта, потрясающая сохранность глубинных пластов традиционной культуры в живых формах привлекли сюда архангельских музейщиков еще в дореволюционный период. В фондах Архангельского краеведческого музея хранятся две небольшие набойные доски-манеры и бердо с заправленным в него пояском. Все три памятника поступили в музейное собрание из села Верколы Пинежского уезда в 1913 году, видимо, для показа традиционных промыслов местного края.

В советский период Веркола становится постоянным местом работы различных фольклорно-этнографических экспедиций. Не остался в стороне и Архангельский краеведческий музей. С начала 1960 годов сотрудники музея регулярно бывали здесь – в одиночку и в составе экспедиций. Сбор предметов музейного значения и историко-этнографическое изучение деревень веркольского «куста» входило в программы Пинежских экспедиций 1961 (В.П. Соломина), 1969 (Н.Л. Коньков, С.П. Лесдорф), 1988 (Т.И. Трошина), 1990 (Л. Д. Фирсова) годов. Благодаря экспедиционным сборам, в музее сложилась значительная коллекция, характеризующая жизнь, быт и хозяйственную деятельность веркольчан в период конца XIX – первой полвины ХХ века. В ее составе праздничная и рабочая одежда, медная и деревянная утварь, бондарные и гончарные изделия, плотницкий инструмент и детали охотничьего снаряжения, документы и фотографии.

Однако музейная экспедиция – это не только выявление и изучение памятников материальной и духовной культуры, но еще и дороги (а попадать в Верколу даже в наши дни непросто), бытовые сложности, встречи с разными людьми, радость открытий и горечь разочарований, наблюдения, впечатления, мысли и многое другое. Образцовый экспедиционщик каждый шаг заносит в полевой дневник.  И зачастую именно эти записи, такая «живая картинка», порой изрядно приправленная эмоциями, дают наиболее полное представление об исследуемой территории, они полезны для общего понимания истории и культуры места и необходимы, как опыт. 

Особенно показателен в этом отношении дневник Среднепинежской экспедиции 1969 года. В нем Веркола предстает живой и настоящей: с достоинствами и недостатками, насущными проблемами, и самобытным колоритом.  Яркие, эмоциональные, остроумные записи Николая Леонидовича Конькова1, руководителя экспедиции, содержат массу ценных сведений и наблюдений, раскрывающих особенности менталитета и привычки местных жителей. С горечью и прямо-таки абрамовской прямотой Коньков пишет, что жители Верколы «избалованы» столичными собирателями и туристами, покупающими здесь предметы старины: «Цены высоки, и население не хочет торговаться. Назвали цену – и как кол вбили»2. Оценить остроту этого сравнения опять же помогают экспедиционные заметки. Члены экспедиции записали две легенды о происхождении названия села, в которых фигурирует тот самый «кол» — своеобразная ось веркольского «мироздания». Первая народная версия гласит, что некий новгородский воевода, бившийся с чудью за эти земли, установил на границе владений «верхний кол», отсюда и «Веркола»3. Во второй версии «кол» уже указывал местонахождение брода через реку Пинегу к Свято-Артемиеву монастырю4. Коньковское замечание добавляет штрихи к образу здешнего населения – далеко не простого, цельного, по-крестьянски рационального, знающего цену себе, своему труду, своей старине. Характер-кремень – и в значительном, и в малом.  Как тут опять не вспомнить Федора Абрамова и его героев — все из одной твердой веркольской породы!

Сколько их прошло здесь, «чужих» собирателей старины? Одна Северная экспедиция Государственного исторического музея (ГИМ) в 1928 году вывезла с Пинежья в Москву порядка 600 предметов крестьянского быта XVIII-XIX веков, поработала она и в Верколе. А сколько безымянных «любителей», туристов перебывало здесь за 30 лет! Многие уезжали не с пустыми руками. В записях экспедиции находится и объяснение настороженному отношению местных жителей к заезжим исследователям: столичные студенты, то ли фольклористы, то ли этнографы, набезобразничали, утащили старинные иконки со староверского кладбища.

Пусть и мало вещей привезла экспедиция из Верколы, да зато какие! Замечательны две нарядные женские рубахи из белого домотканого полотна, с красными вышитыми и браными узорами. Местное название таких рубах  «мышницы» –  от узорных полос по плечам – «намышников». Чтоб изготовить тонкое полотно, льняную пряжу приходилось покупать в Подвинье, здешний лен рос коротким, «пряли толсто». Это мы тоже узнаем из экспедиционных записей. Прекрасен набойчатый косоклинный сарафан с многоцветным узором, глядя на который, глаз радуется! В начале прошлого столетия в Верколе успешно работали несколько красильно-синильных мастерских, где ручным способом создавали вот такую строгую красоту. И две набойные доски, что хранятся в музее с 1913 года, тому верное подтверждение.

Особая заслуга участников Среднепинежской экспедиции состоит в том, что они произвели качественную фотосъемку природных ландшафтов, культовых, жилых и хозяйственных построек Верколы, а также и вещей, которые им не удалось приобрести для музея. Вот широкая веркольская улица, на краю – тесно сгрудившиеся амбары, и просторы, просторы… А вот дом Белоусовых 1861 года постройки, с удивительным крыльцом на одном столпе, как будто сошедший с картин Билибина и Васнецова. Рядом такой же «богатырский» крытый колодец с воротом, ровесник дома. «Деревянным и берестяным царством» называл свою родину Абрамов. Именно царство, ушедшая былинная Русь. Сегодня крыльца и колодца уже нет, а память осталась, музей ее сохранит.

А вот еще интересный снимок.  В деревне Ежемень, на родине праведного отрока Артемия Веркольского, члены экспедиции впервые наблюдали и запечатлели, как ткутся на бердышке пояса. Вероятно, уже в дореволюционный период изготовление поясов признавалось местным традиционным ремеслом, достойным представлять Пинежский край в музее. Образец тканого пояска, заправленного в бердо из старых поступлений музея удивительно похож на пояса, привезенные экспедицией из соседней Явзоры. Льняная основа, лаконичный геометрический орнамент из контрастных шерстяных нитей, доминирующий красный цвет, сходная техника тканья не позволяют сомневаться.

Как же важно в экспедиционной работе это триединство: вещи, полевые записи, фотофиксация! Чем больше и подробнее, тем полнее картина. Любая деталь важна, и чем подробнее, тем лучше.

Экспедиция 1990 года оказалась более удачливой в собирательской работе и существенно пополнила веркольскую коллекцию музея, но практически не оставила ни собственных впечатлений, ни описания экспедиционных приключений.  Жаль, но такое тоже случается.

Сегодня связь Архангельского краеведческого музея с Верколой стала теснее и крепче. Здесь действует филиал музея – Литературно мемориальный музей Ф.А. Абрамова. Его сотрудники с большим энтузиазмом собирают и изучают местную историю. Веркольская старина теперь в надежных руках.


Жанна Юрьевна Петриченко, заведующая отделом природного и историко-культурного наследия ГБУК АО "Архангельский краеведческий музей"

  1. Н.Л. Коньков(1941 – 2012), исследователь истории Подвинья, беломорского судостроения, биографии М. В. Ломоносова, памятных мест Русского Севера, доцент Тобольского государственного педагогического института, кандидат исторических наук. 1968-1974 – старший научный сотрудник, заведующий отделом истории Архангельского областного краеведческого музея. 

  2. Дневник Среднепинежской экспедиции АОКМ 1969 г.  Научный архив АКМ. Ф.3. Оп.1. Д. 462. Л.9 

  3. Записано от В. Челпанова, бригадира совхоза «Сурский». Тетрадь рассказов Среднепинежской экспедиции 1969 г. Научный архив АКМ. Ф.3. Оп.1. Д. 461. Л.2. 

  4. Записано от В.С. Бобкова, с. Веркола. Дневник Среднепинежской экспедиции АОКМ 1969 г. Научный архив АКМ. Ф.3. Оп.1. Д. 462. Л.10. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.