краеведческий альманах пинежского села
Веркольская вспомогательная школа
Веркольская вспомогательная школа

Веркольская вспомогательная школа

Статья основана на интервью с Марией Вячеславовной Каракиной, учительницей веркольской вспомогательной школы в 1967-1983 г.

В период с 1967 по 1983 гг. в Верколе действовала  вспомогательная (коррекционная) школа-интернат для детей с задержкой умственного развития.

Веркольская вспомогательная школа была открыта 1 января 1967 года. Она занимала два здания Артемиево-Веркольского монастыря. Первым директором и организатором школы был Лазарев Василий Гаврилович. До сентября 1967 года было всего 2 класса, укомплектованных в основном из учащихся северодвинских и архангельских детдомов.

Мария Вячеславовна Каракина, одна из первых учительниц, родилась в Красноборском районе, а муж ее, Евгений Евгеньевич, коренной пинежанин. Мария Вячеславовна, тогда еще Каликина, закончила Каргопольское педагогическое училище и попала сюда по распределению 15 августа 1967 года вместе с коллегой Любовью Васильевной Дыроватой, из Пинеги. Вот что она рассказывает о своем приезде:

Вспомогательная школа. Пионерский костер 1970-е.

«Нас посадили на рейсовый автобус от Карпогор до Верколы, объяснили как добраться. У нее чемоданчик, у меня чемоданчик.  Привез нас автобус с нашими чемоданчиками к почте, там была автобусная остановка. Выходим из автобуса – нас никто не встречает, хотя сказали, что должны встретить. Куда идти с чемоданами? Нам объяснили, что школа за рекой… Мы чемоданы снесли на почту, оставили на время, там работала девочка молодая. Ну ладно. Пошли искать дорогу. Только выходим из почты – впереди сарай, из-за сарая вылетает парень, смуглый, только одни зубы белые блестят. Идет улыбается: «Девочки, вы в школу?» «Да, в школу». «Я за вами». Это был мой теперешний муж, кстати.  Мы вернулись за чемоданами, он взял их, идет впереди, дорогу показывает в монастырь, мы с Любой за ним. Переехали за реку, пришли к школе. На мосточках сидит мужчина в тельняшке, с молотком в руках. Женя подводит нас, говорит: «Вот, Василий Гаврилович, привел вам молодых учителей». «Девочки знакомьтесь, это наш директор».  Мы обе в изумлении… Вот так вот и познакомились».

Дети

С сентября 1967 года школу полностью укомплектовали. Первыми учениками были дети из детских домов Архангельска и Северодвинска.

«Ребятишки приехали смышленые, но педагогически запущенные, хулиганистые, их за дисциплину сюда сослали, в основном, а не потому, что они умственно отсталые. Ну а потом уже привезли действительно больных детей, причем с очень тяжелыми формами. Все дети были обучаемые, но некоторые из них были инвалидами еще по физическому развитию».

За 8 лет обучения дети должны были освоить программу обычной начальной школы: научиться читать-писать, получить азы знаний по географии, истории, биологии. Для этой школы издавались свои специальные учебники, специальная программа.

Главное было адаптировать ребят к жизни в будущем, дать трудовые навыки. Поэтому в школе было 2 мастерских. Столярная мастерская: там мальчиков учили столярному делу, строгать, пилить, табуретки делать. А девочек в швейной мастерской учили шить на швейных машинках. Швейное дело вела Валентина Ивановна Минина так же, как и пение, рисование, все связанное с искусством. Два урока труда было ежедневно, после основных уроков.

Вспомогательная школа. Швейная мастерская. Урок ведет Минина Вал. Ив.

«Они молодцы, еще особенность этих детей они такие… Безобидные, отзывчивые на добро. И трудолюбивые. Упорно всему учились, трудовые навыки приобретали.  У кого руки нормальные. Но ведь были и дети инвалиды, у кого, как говорится, и ложка плохо держится в руках. И термина ДЦП не было. Были просто дети-инвалиды».

«Такие дети, как промокашка, – всё хорошее впитывают, на всё доброе восприимчивые».

«Некоторые были очень талантливые. Коля Дружининский так здорово играл, у него исключительный музыкальный слух был. Рисовали очень хорошо они. Таланты потом прорезались. Мне кажется, хорошо, что они прошли через эту школу, в городе они бы пропали. А тут они трудовые навыки приобрели, потом устроились в жизни».

«Например из первого выпуска девочка, Оля Федорова, вечерние курсы медсестер закончила. Леня Перевозников в Пинеге на пекарне работал. Люся Смирнова, тоже из первого выпуска. Вита Головина в Карпогорах живет. Тамара Колесникова здесь и замуж вышла, и детей нарожала, работала дояркой на ферме, а сейчас тоже уже пенсионерка. Их отличали именно доброта и трудолюбие, а это уже многое значит»

8 класс. 1972 г. На крыльце пекарни.

Наполняемость классов обычно была не больше 10 человек. Всего в школе находилось одновременно около 60 ребят. Учились они до 16 лет.
Некоторые дети жили здесь как в интернате, они на лето уезжали к родителям, а детдомовские ребята жили здесь всё лето. У кого-то родители из деревни были.

«Наверное как-то мне везет по жизни, что меня всегда окружают хорошие люди. И дети были, как родных их воспринимали, и они к нам также по- доброму относились. И, когда школа расформировалась, они и письма писали, и в гости приезжали», – говорит Мария Вячеславовна.

Она проработала здесь 16 лет, все время существования школы. Они с Любовью Васильевной, прибыли первыми специалистами, выбрали келью: стенки выбелены до потолка, а до половины выкрашены, подоконники больше метра, стены монастырские толстые. Потом вышла замуж Любовь Васильевна, «вперед уехала», потом и Мария Вячеславовна. И ее муж с ней жил в этой келье. А потом стали и свой дом строить – семью завели. Евгений Евгеньевич после 10го класса до армии тоже работал воспитателем. Его ребята любили, у него жилка педагогическая всегда была. И талант руководителя остался на всю жизнь.

Здание школы

В этом корпусе жили дети и находилась кухня столовая.
В этом корпусе жили дети и находилась кухня столовая. Обратная сторона
Здание, где располагались учебные классы и квартиры учителей

Школа располагалась в корпусах монастыря, которые находятся дальше от реки.

«Как заходить на территорию монастыря – направо, там два здания. В первом были классы учебные, швейная мастерская, медпункт, квартиры (кельи), где жили воспитатели, учителя, директор школы. Хотя большая часть работников были из местного населения набраны. Но за реку надо было круглый год переправляться: и весной и осенью в распутицу, каждый попадал на своей лодке, как мог. Были жители и с монастырской стороны. В Казанском соборе, где сейчас службы, жили ребята на втором этаже, а внизу были столярная мастерская, кухня, столовая, подсобные помещения.

В корпусе, который ближе к берегу, за колокольней, располагалась общеобразовательная школа, там были классы с 5-го по 8-й. Начальная школа находилась в деревне, где теперь музей. В колокольне в центре был спортзал общеобразовательной школы и тоже мастерская для занятий по труду для мальчиков.  Девочек из общеобразовательной школы тоже учили шить и кулинарии, их кабинет был в самой школе. 

«Ремонт в школе был только косметический и только изнутри. Печи до сих пор там существуют и еще не один век просуществуют, это на века сделано. Хотя там уже и паровое (водяное) отопление есть. А снаружи штукатурить – ни средств, ни специалистов не было. В большом соборе балкон весь был заросший деревьями. В общеобразовательной школе жила старая учительница — Стручкова Екатерина Александровна. Она приглядывала за монастырскими зданиями. На входе висел большой замок. Но с задней стороны была лазейка, окна выбиты. Мы туда ползали, смотрели, хотя это было запрещено. И в то время в иконостасе уже ни одной иконы не осталось. А сами золоченые рамы еще были», – рассказывает учительница Мария Вячеславовна. – Когда мы приехали, там уже всё было разрушено. И разрушение дальше продолжалось, пока мы там жили».

Быт

 «Света государственного не было. Была своя станция, движок, электричество на несколько часов включали. А когда отключали в 10 часов вечера  – то ли со свечками, то ли с лампами сидеть… А ночью нянечки и воспитатели с керосиновыми лампами ходили к детям, тем более больным»

«Воду возили с речки. Условия были ужасные, и в этих условиях жили и работники, и дети. Потом подыскали более подходящие помещения в Пинеге, в 1983 году»

06.04.74 — 6 класс

«Кормили их хорошо. Баня своя была, воспитатели этих ребятишек, мальчиков и девочек, всех мыли. Учителями- то еще легче было работать, а вот тяжело было воспитателям. Всё белье надо было прачкам стирать. Колготки, теперь дети такие не носят, рвались постоянно, и на уроках труда девочки колготки штопали. Шили мужские трусы, платья, фартуки, халаты, все для школы. Ткань привозили, как-то приобретали. И всё шилось. У вещей же определенный срок носки. Та одежда, что поступает, быстро носится, рвется. Помогали все работники, старались помочь».

«Старались дать всё, что можно. Сейчас ненужные вещи, но хорошие, выкидывают или в храм относят, а мы тогда всё – ребятишкам. Девочек своих я наряжала. В свои наряды».

Учителя

Первые ученики школы с учителем Каракиной Н.А.

Первыми преподавателями были Клопова Анисья Фёдоровна и Каракина Нина Андреевна. Первыми воспитателями были Варзумова Нина Павловна, Каракин Евгений Евгеньевич, Минина Валентина Ивановна и Вороницын Василий Лазаревич, Постникова Галина Сиверьяновна. Евгений Гаврилович Каракин тоже последние годы в школе работал, учил ребят столярному делу. Первый директор, Василий Гаврилович Лазарев, из Чаколы, потом вышел на пенсию. Сменил его на посту Геннадий Васильевич Канашев, из Пинеги.

Медицинским работником все 16 лет существования школы была Постникова Тамара Ивановна. За эти годы сменилось несколько директоров, множество учителей и воспитателей.

«Подолгу работали только местные. Многие другие приезжали по распределению на 3 года, а то и меньше, если замуж выйдут. «Текучка» кадров на самом деле страшная была. Никто не хотел ехать в такую глушь, и работали в основном воспитателями девочки молодые. Из-за трудового стажа. Приедет, год поработает, на следующий поступает ( в институт или училище) вне конкурса. Сколько народу прошло за эти 16 лет, и никогда никаких конфликтов не было, все жили дружно».

«В общеобразовательной работали в основном местные женщины. Там нормальные условия работы были, они приедут, уроки отведут. Перевоз работал утром и вечером для школьников. В распуту, во время ледохода или осенью, они жили в интернате, там, где сейчас пекарня. А зимой пешком ходили или на лошадях. С нашими ребятами они жили дружно, учителя были у них свои, у нас свои, но коллективами общались. Например, День учителя праздновали все вместе, в начальной школе на этой стороне. Они-то приехали-уехали, а нашим круглые сутки там приходилось находиться. Старались там и жить, кто не местные, особенно. А у местных свои трудности были, учителя с ребятами туда переедут и обратно тоже. А воспитатели по сменам работают. Ночью дети с ночными нянями находились, а на первую смену воспитатель приезжает к семи утра, еще не рассветало толком, ребятишек забирает; они умываются, одеваются, кушают, и их разводят по классам. Передают учителям. Уроки закончились – воспитатель снова забирает свою группу, и где-то часов до трех первая смена. А потом вечерняя, вторая смена до девяти вечера. А вечером через эту же реку надо обратно в потемках плыть».

Первый выпуск (1972). Выпускной вечер

Большинство работников школы по-матерински заботились о воспитанниках, брали на выходные к себе в семью. И дети платили взаимностью. После окончания школы писали письма, приезжали в гости. В 1983 году школу перевели в Пинегу, в более благоприятные условия.

Один комментарий

  1. Уведомление:Артемиево-Веркольский монастырь — Веркола

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.