краеведческий альманах пинежского села
Вера Васильевна Степанова
Вера Васильевна Степанова

Вера Васильевна Степанова

История жизни Веры Васильевны Степановой началась в далеком 1939 году, когда её отца направили в Карпову гору работать судьей. Мать Веры Васильевной, родом из пинежской деревни Церковой, устроилась в суд работать секретарем. «А мама была красавица-красавица!» — вспоминает Вера Васильевна. У матери был ухажёр, Миша, но бабушка, Устинья Ивановна из знаменитого рода Тепловых, сказала :«Миша ещё что и ещё когда, а это — судья, так что выходи замуж и никаких разговоров!» И по ее воле , мать Веры Васильевны вышла замуж за судью в 1939 году.

Сама Вера Васильевна родилась в Соломбале в Архангельске в 1944 году. Когда началась война, отца призвали в армию. Мать тоже была рядом с ним в Заполярье, на Рыбачьем, там отец даже ходил в разведку. Но об этом не любили рассказывать. 

После освобождения Крыма в 1944 отца отправили в Евпаторию. Вера Васильевна с мамой переехали к нему. Мать рассказывала, как с грудной дочерью на руках тряслась на верхней полке купе всю дорогу, которая казалась бесконечно длинной. Потом говорила: «Я боюсь вспоминать, сколько я с тобой ехала».

В Евпатории мать и дочь ночевали у отца в кабинете, а днём гуляли по городу. «Я эту Евпаторию помню, помню дом». На каникулах или в отцовский отпуск семья ездила в Церкову на Пинегу к бабушке. Привозили крымские яблоки, а из Церковы — картошку. В 1945 родился брат Веры Васильевной, Слава, который умер в раннем детстве: семья недоедала. Мать часто говорила: «Мы выжили только благодаря Церкове». Бабушка посылала оттуда сухую картошку, лук, а иногда и засушенное мясо, только этим семья и кормилась. 

В первый класса девочка пошла в школу с шести лет в Церковой, когда отец был в отпуске, а продолжила учиться в Соломбале в Архангельске. Потом отца перевели в Североморск работать в военную прокуратуру. Вера Васильевна до 9-го училась там в одном классе с Юрой Романенко, будущим космонавтом.  

Вера Васильевна в третьем классе

Потом отца, Василия Васильевича Ботева, перевели в Пермь. Там у маминого брата был дом. А через два-три месяца отцу наконец-то  выдали собственную квартиру. Детей в семье к этому моменту было уже трое: в 1949 появился на свет брат Сергей, в 1953 году родилась младшая сестра Веры Васильевны, Надежда( сейчас постоянно живет в Церковой). 

В Перми Вера Васильевна закончила школу, в первом выпуске одиннадцатого класса (до этого учились десять лет). В школе дети проходили фотодело, изучали изобразительное искусство. Именно тогда у Веры Васильевны открылась ее уникальная способность к систематизации и упорядочиванию материала. В школе она мечтала стать экскурсоводом, водить людей по галереям, рассказывать про художников и их картины на английском языке. В Церковой на чердаке дома у неё сохранились тетради, где она подробно описывала биографии художников, их известные картины. 

На романо-германское отделение Пермского университета Вера Васильевна пошла, чтобы лучше выучить язык и заниматься любимым делом. При поступлении пригодилось то, что она сама иногда проводила уроки английского в школе по просьбе учительницы. На вступительных ей не дали ни времени на подготовку, ни определенной темы, но она всё равно отлично показала свой уровень владения языком и успешно прошла на дневное отделение, но по комсомольской путевке нужно было работать два года вожатой, поэтому она перевелась на вечернее отделение с 42 часами английского в неделю и продолжила работать вожатой, а со второго курса стала учителем английского языка. Школа работала в две смены, там было 2 с половиной тысячи учеников, нагрузка была колоссальная, нового здания для школы еще не построили, поэтому приходилась бегать по трем старым зданиям.

 Закончила университет Вера Васильевна в 1968 году, проучившись там шесть лет. Последнии два года дались нелегко: на четвёртом курсе она вышла замуж за Александра Борисовича Степанова. Со Степановым подали заявление в загс неожиданно; приехал двоюродный брат: он собирался жениться. Вера Васильевна была приглашена свидетелем, а потом попросила брата быть ее свидетелем, как раз нужно было идти расписываться. Она вспоминает, как брат, после ее слов «а я тоже замуж выхожу», посмотрел на неё и спросил, не сошла ли она с ума? Но свидетелем пошёл. 

Мама, когда узнала, сказала: «Вышла замуж и живи». Сын родился в 1966 году. Вера Васильевна отправила мужа с сыном к свекрови в Макеевку, родной город мужа, а сама осталась сдавать экзамены. От распределения Вера Васильевна была свободна, поэтому потом сама приехала в Макеевку и оставалась там 10 лет; начала работать учителем английского языка в местной школе. А.Б. Степанов -«золотые руки»- оборудовал ей кабинет по последнему слову техники: там было оснащение, позволяющее смотреть обучающие фильмы.

Вера Васильевна с мужем и сыном

Затем начался важный период в жизни Веры Васильевны. Она начала работать в РОНО с фильмотекой — заведующей всеми техническими средствами обучения. Вера Васильевна съездила в Донецк, где познакомилась с В.Ф. Шаталовым – автором одной из новаторских концепций интенсивного обучения, основанной на использовании технических средств. В педагогической деятельности Шаталов хотел добиться взаимосвязи между темами, которую должны были усвоить ученики, после просмотра развивающих учебных фильмов, закрепляющих усвоенное на уроках . Он ориентировался на глубокое осознание общих закономерностей в разных областях знания. Вера Васильевна вспоминает его как очень простого в общении человека: «С ним раз-раз-раз и все поймешь!»

В 1978 году Вера Васильевна уехала с сыном в Верколу, ее тянуло в родные места. А.Б. Степанов поехал за ней. Сюда она приехала работать завучем и преподавателем английского языка в местной школе. 

 Надо сказать, что у Веркольской школы не самая простая история. Когда Вера Васильевна приехала, школа находилась в монастыре, который за рекой на другом берегу Пинеги. Она даже вспомнила разговор с бывшим директором Веркольской школы:

— Где школа-то?

— А вон, видишь, за рекой…

«А там гляжу — одни развалины, развалины…» — поясняет Вера Васильевна. Ее поселили в монастыре; там же находились квартиры для других учителей, интернат на 10-15 детей из Лосева, пекарня, детский дом и сама школа. Заведующая фильмотекой приехала в школу, где на партах стояли керосиновые лампы. Два года Вера Васильевна проработала завучем, а потом действующий директор уехал, оставив нового директора в самых неблагоприятных условиях: без электричества, без дров, без денег… 

Вслед за Верой Васильевной в Верколу перебралась вся семья. Сначала муж, потом жена брата приехала и осталась жить. Вера Васильевна устроила ее поваром, а ещё та была парикмахером, поэтому стригла всех детей. Вскоре, за женой, приехал сам брат — его поставили помогать обеспечивать школу электричеством. Вера Васильевна попросила сестру быть учительницей физики и математики, та не отказала. Родителей своих директор тоже перевезла в Верколу: бывший полковник военной прокуратуры стал ночной няней.

17 лет Вера Васильевна проработала директором в каменном здании монастыря на том берегу. Она столкнулась с большими проблемами в сложное время 80-90-х годов, нехваткой еды и средств, на которую ее можно купить, проблемой перевоза детей через реку на лодках-«шитухах»( из сшитых досок). Зимой было очень тяжело: в 54-х градусный мороз, директор школы была вынуждена ездить на мясокомбинат и покупать там кости, чтобы потом из них варить бульон для детей, а их было 120 человек. Первая зима далась очень трудно. РОНО из Карпогор поддерживало школу, но сами веркольцы почти не помогали. Надо отметить, что все эти трудности вовсе не сломили характер Веры Васильевны. Она осталась такой же сильной и умной женщиной, которая хотела, чтобы ее ученики стали образованными людьми. Поэтому она вела свой искусствоведческий кружок, где ученики занимались тем же, чем и она когда-то: вырезали из журнала «Огонёк» художественные репродукции и делали альбомы. А потом проводили экскурсии по истории живописи в других классах, иногда на английском языке. 

Книга Евгения Рослякова

Вера Васильевна развивала эстетическое чувство в своих учениках, привлекала коллег к этой работе. Вслед за искусствоведческим кружком, ею был организован поэтический клуб. В самом начале, когда она только спрашивала коллег, нравятся ли им стихи, любят ли они поэзию, в ответ ей слышалось только: «Да ну-у-у, Вера Васильевна, какие стихи…» Но она нашла довольно хитрый и действенный в результате способ по вовлечению людей в поэтическую культуру. Она попросила свою маму испечь вкусный торт «Наполеон», пригласила некоторых учащихся и преподавателей в местный клуб на чаепитие. И там прочитала несколько стихотворений. Сама она не ожидала, что аудитории исполнение понравится настолько, что слушатели восторженно попросят читать еще, а впоследствии сами начнут участвовать в чтениях, а некоторые более того — читать стихи своего собственного сочинения; к педагогам школы присоединились воспитатели детского сада и все желающие жители Верколы. Эта традиция, безусловно, создавала тёплую атмосферу, сближающую людей. 

Чуть забегая вперед скажем, что одному человеку, а именно начальнику милиции Е. А. Рослякову, этот клуб помог раскрыть его талант. Сейчас Е. А. Росляков является членом Союза писателей. Он сочинял стихи давно, но только Вера Васильевна, выпустившая его книгу вместе с Людмилой Борисовной Макаровой, тоже учителем Веркольской школы, сделали его творчество профессиональным, помогли раскрыть поэтический потенциал.

«Лучшие Люди России»

Веру Васильевну Степанову жители Верколы уважают и ценят за то, что она является хранительницей бесчисленного множества краеведческих материалов о Верколе. Сначала интерес к прошлому привел к созданию большого альбома по истории Артемиево-Веркольского монастыря. Сама Вера Васильевна вспоминает это так: «Я пришла в областной архив и сказала: дайте мне материалы по истории монастыря. Они спрашивают: «А зачем?»- я отвечаю: «Я там живу, а ничего не знаю». Заведующий архивом дал старинную рукописную книгу, и альбом Вера Васильевна начала летом 1979 года. Сейчас целая стена в ее квартире занята идеально организованными семейными архивами Церковой, альбомами по истории школы и Верколы. Тематика ее собрания разнообразна: Вера Васильевна занимается изучением творчества Ф. А. Абрамова, составлением генеалогических древ, хранит память об участниках войны, учителях, учениках Веркольской школы, воспитанниках детского дома. Она активный член Краеведческого общества в Карпогорах, опубликовала несколько статей, в том числе по трагической истории Гражданской войны на Пинеге. Заслуги Веры Васильевны были отмечены многими наградами, и ее имя поместили в энциклопедию «Лучшие Люди России».

Вера Васильевна является свидетелем очень интересных событий в жизни Верколы. Она наблюдала ход археологических раскопок и была активным участником восстановления Артемиево-Веркольского монастыря. Его первый монах и настоятель, отец Иосаф, приехал в Верколу с Западной Украины, когда Вера Васильевна руководила школой. Вместе с ним она ремонтировала часовню: цементировала стены, работали вручную. А.Б. Степанов тоже много помогал. Они с отцом Иосафом сделали пристройки, поругавшись за всё время работы только один раз, да и потом быстро помирились. С отцом Иосафом Вера Васильевна была очень дружна, хотя сама в этот период жизни не была церковным человеком. В детстве бабушка Устинья научила говорить молитву перед едой и после еды : дети таким образом благодарили Бога. Мать Веры Васильевны как-то раз посмеялась над этим и получила от бабушки ложкой по лбу.  

После работы в храме Вера Васильевна и отец Иосаф договорились, что последний будет подавать во все высшие инстанции, «гнать» школу из монастыря, чтобы им наконец-то помогли с финансированием и строительством здания в Верколе. Продолжилась борьба Веры Васильевны за строительство новой школы в Верколе.

Степанова начала активно заниматься этим в 1984 году. Она ходила в Обком партии, в ОБЛОНО — безрезультатно. Помогло знакомство с Евгенией Даниловной Диваковой – заместителем главы Архангельской области по социальному обеспечению областной Администрации Архангельска. Вера Васильевна приехала к ней, когда та собиралась в командировку. Секретарь сначала не хотела пускать – некогда. Потом Дивакова вышла из кабинета, а Вера Васильевна – сразу к ней. Евгения Даниловна тогда ей сказала, что занята – собирается в командировку в Верколу. А Вера Васильевна ответила, что она сама из Верколы приехала, потому что нет школы, рассказала, что однажды из-за того, что школа находится на другом берегу, погибли двенадцать учащихся вместе с перевозчиком – утонули. Дивакова ей на это ответила: «Вот я завтра там буду, вот завтра мы и встретимся».

Вера Васильевна, сразу как вышла, побежала в участок милиции : там работал знакомый, Е.В.Росляков, который мог одолжить машину, потому что надо было срочно ехать, чтобы успеть оказаться на месте раньше замглавы Администрации. Диалог состоялся такой:

— Евгений Васильевич, мне машина нужна срочно!

— Так срочно?

— Ср-р-рочно!

— Ну если срочно, то бери и езжай.

Вера Васильевна подъехала к зданию сельсовета, там дождалась и встретила Дивакову, которая, подумав, назначила ей день приема уже у нее в кабинете В Архангельске. Когда Вера Васильевна приехала и зашла в кабинет, она увидела длинный стол и много людей, смотрящих прямо на нее. Дивакова представила ее так: «Вот приехала директор, хочет строить новую школу в Верколе. А мы будем ей помогать». Ее направили в ОБЛОНО, а там уже объяснили, что нужно искать подрядчика и заказчика.

Тут и началось самое интересное. Мама Веры Васильевны лежала в больнице; дочь пришла ее навестить. А мать ей сказала при встрече: «Там в соседней палате лежит мужик и что-то про Веркольскую школу говорит». Вера Васильевна не растерялась, постучалась в соседнюю дверь и зашла в палату. Она познакомилась с Ильей Михайловичем Давиденко, сказала ему, что она и есть тот самый директор, который пытается добиться строительства школы. На вопрос, откуда она, Вера Васильевна ответила, что из Макеевки, потому что поняла, что Давиденко – украинец. Давиденко пообещал, что выйдет из больницы и будет подрядчиком.

 Оставалось найти заказчика. Вера Васильевна отправилась в УКС (Управление капитального строительства). Ее принял руководитель и с ним состоялся диалог, чуть похожий на разговор с Давиденко:

— А вы откуда? – спросил он.

— Из Соломбалы, — ответила Вера Васильевна архангелогородцу.

— А в Соломбале где жили? – продолжал расспрашивать начальник.

— На Левачева 45, — спокойно ответила Вера Васильевна.

— А какого вы года?

— Сорок четвертого.

— И я сорок четвертого… А что-то я не встречал вас в Соломбале…

— А как мне доказать, что я в Соломбале жила? – засмеялась Вера Васильевна.

Школа имени Ф.А.Абрамова

В результате у Степановой появился и заказчик. Они встретились втроем: начальник Управления строительства, подрядчик И.М, Давиденко и сама Вера Васильевна. Давиденко сказал тогда своему заказчику, показывая на Веру Васильевну: «Вот эта жёнка, хочет строить школу. Будем строить?» «Будем,» — ответил заказчик. И в том же 1984 году началось строительство.

Школу строили 13 лет. Периодически не хватало материалов, сменялись подрядчики, работники. Денег не хватало на спортзал, но все-таки помогали уже все, кто мог, потому что от Веры Васильевны было не убежать. Когда школу отстроили, сообщили, что денег не осталось на остальные нужды, кроме здания. Мебель – столы, парты, доски – учителя-веркольцы сами перевозили из старого здания монастыря. А потом неожиданно появилась и новая мебель и материалы для удобных окон.

На открытие в 1997 собралась вся деревня и разные влиятельные люди. Пришел даже местный предприниматель, с которым Вера Васильевна познакомилась, когда только заступила на пост директора. Знакомство у них было очень необычное. Вера Васильевна знала об этом человеке, чем занимается, знала, как выглядит его машина. И однажды, когда зимой в сложные 90-е Вера Васильевна стояла около магазина в Карпогорах и ждала, когда привезут с мясокомбината кости для бульона, но их не привезли, а надо было возвращать ни с чем в школу за 50 километров. Вдруг чья-то машина резко затормозила недалеко от нее. Из нее вышел высокий мужчина, остановился, облокотившись рукой на машину. Веру Васильевну это разозлило. Она подходила к нему с намерениями закричать ему в лицо, обругать, мол, у меня дети голодные, не знаю еще, хватит ли вообще денег на обратный билет домой, а ты тут жируешь! Но когда она подошла, взглянула на хозяина дорогой машины, смотрящего на нее сверху вниз, смогла вымолвить только: «Дайте, Христа ради». А он посадил ее в машину, начал спрашивать, что ей нужно, Вера Васильевна от удивления не знала, что и ответить. У предпринимателя А.А. Залецкого было свое кафе, он подогнал машину к нему; рабочие склада начали грузить в машину разные коробки и кули с макаронными изделиями и рыбьими консервами. Коммерсант довез Веру Васильевну до берега Верколы, вынул все коробки и сказал, что дальше она уж как-нибудь сама. Вера Васильевна позвонила техничке, та приехала за ней на лодке. И буквально всю зиму школа питалась исключительно тем, что тогда отдал Вере Васильевне хозяин кафе, и своей картошкой.

На открытие школы Александр Анатольевич Залецкий подарил цветной телевизор, чтобы можно было смотреть обучающие фильмы, и музыкальный центр для проведения дискотек. А на Дни учителя привозил продукты, для того чтобы можно было накрыть стол.

К сожалению, Вере Васильевне недолго удалось побыть директором в новом здании. Сначала умер сын, затем заболел муж. Вера Васильевна и сама слегла, а потом, чуть оправившись, подала заявление об увольнении.

После ее ухода не прижились в новой школе заложенные ею традиции с экскурсиями, кружками и поэтическим клубом. Но Вера Васильевна все равно очень благодарна всем веркольцам, особенно учителям, которые всегда поддерживали и помогали ей; до сих пор многие звонят поздравить с праздниками или просто поговорить, приезжают проведать, иногда всем коллективом.

Отрывок из письма Леонида Абульевича Левицкого, 1986 год

Веру Васильевну помнят не только веркольские учителя и жители села. Вспоминают ее и люди, давно уехавшие из Верколы в другие города. Это бывшие выпускники веркольского детского дома.

Все началось с письма одного из бывших детдомовцев, Лени Левицкого в 1986 году. Сам Леня попал в детдом, потому что мать бросила его, его братьев и сестер в какой-то деревушке. В письме Леня просил организовать встречу, говоря, что ему было бы очень важно увидеть вновь учителей и бывших одноклассников.

Детский дом тоже располагался на той стороне реки, где был и монастырь. Его открыли в тридцатые годы. Это был большой дом, шестистенок. Детдомовцы были разные: у некоторых умерли родители, у кого-то – погибли во время войны, других отдали в детдом просто из-за того, что дома было нечем кормить. В самом начале там были дети раскулаченных и спецпереселенцев. В 1961-м году детдом расформировали, поэтому все воспитанники разъехались по разным деревням и областям в другие приюты. Письмо Лени было неожиданностью для Веры Васильевны, потому что она никакого отношения не имела к детскому дому: она приехала в Верколу намного позже его расформирования.

Вера Васильевна пошла в деревню, начала расспрашивать, помнят ли Леню Левицкого. Сами собой начали собираться сведения, кого из воспитанников детдома помнят. Было лето, интернат пустовал, а значит, было место для небольшого количества гостей. Вера Васильевна собрала адреса, кто какие дал, написала каждому официальное приглашение, назвала время встречи. Еще она собрала всех бывших учеников, которые жили в самой Верколе, заказали два автобуса, которые с вокзала должны были забирать приехавших на встречу. Мужа попросила оставить заявку на областном архангельском радио, и каждое утро начиналось со слов: «В Верколе состоится встреча выпускников бывшего детского дома».

Вдруг пришла телеграмма от Лени: «Извините, у меня командировка, не смогу приехать». Вера Васильевна растерялась, она же никого не знает, вся надежда была на Лёню, ведь по его инициативе устраивалась эта встреча. Отменять было неудобно, поэтому сборы продолжились. И хорошо! Вечером, накануне самой встречи, позвонили из деревни: «Вера Васильевна, радость! Ленечка приехал, и мы его в бане моем!»

Вера Васильевна перевезла Лёню в монастырь, подготовка продолжилась. Она договорилась со столовой, чтобы выпускников накормили, подготовила комнаты.

В 1986 году приехало 50 человек. Вера Васильевна никак не могла этого ожидать, но приняла всех. Встреча была масштабная, вместе с жителями Верколы на ней присутствовали 120 человек. Поднялся гул: все узнавали друг друга, плакали, восклицали, обнимались, смеялись. Собрались у клуба, пообедали и пошли за реку.

Виктор Бердников-Андржеевский
Встреча выпускников, 1986 год

Леня Левицкий (слева)

Знакомились так: Вера Васильевна собрала всех в школе, предложила вставать по очереди и рассказывать, кто кем стал, как у кого сложилась жизнь, все же не виделись около тридцати лет. «Первый встал – плачет, второй – плачет. Тогда я сказала: все — встаем и идем на Комбай (ручей). И там мы были всю ночь: пели, хохотали, каждый вспоминал свой случай».

Прожили в интернате школы не меньше недели. Всем нашли матрасы и постельное белье; выпускники, каждому из которых было как минимум лет 40, дежурили как дети. Утром – подъем, зарядка, соревнование на лучшую комнату: у кого как постель заправлена и насколько чисто место рядом. Каждый что-то привез с собой, Вера Васильевна на свои деньги покупала еду, никто, понятное дело, на это мероприятие денег не выделил.

При Вере Васильевне было еще несколько встреч выпускников, последнюю из которых она проводила уже в Церковой (до военного конфликта на Украине). После того, как она ушла с поста директора, встречи прекратились.

Сама Вера Васильевна по-настоящему подружилась с выпускниками-детдомовцами, привязалась к ним. А ведь сначала она думала, что все эти детдомовцы – сродни героям из книги «Республика ШКИД»: нарушители дисциплины, воры. А это были дети с очень сложными судьбами. Все выпускники очень быстро стали ей как родные: часто звонили, писали письма, поздравляли.

2 комментария

  1. Уведомление:Детский дом на берегу Пинеги — Веркола

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.