краеведческий альманах пинежского села
Гражданская война в Верколе
Гражданская война в Верколе

Гражданская война в Верколе

Эта статья посвящена Гражданской войне в Верколе, и в ней мы постарались максимально достоверно пересказать сведения о трагических событиях, которые произошли в Верколе в 1917, 1918 и 1919 годах. Статья написана на основе рассказов местных жителей, архивных материалов и статей, посвященных этой теме. Для нас было важно сохранить нейтральную позицию, не отдавая предпочтение ни одной из противоборствующих сторон. Тем не менее  мы не можем отрицать, что в нашей статье уделено мало внимания деятельности белого движения в Верколе. Это связано со спецификой материалов, с которыми мы работали: большинство материалов по этой теме были написаны в советскую эпоху, значит, основывались на определенной идеологии, а многие участники белого движения, которые могли бы оставить после себя воспоминания о войне, были репрессированы.

Предвестия Гражданской войны в Верколе появились рано. Некоторые из веркольцев уже в начале 1900-ых годов числились участниками подпольных революционных организаций. Так, например, Гаврил Павлович Ставров уже в 1904 году был членом РСДРП и принимал активное участие в нелегальной революционной работе, в том числе в освобождении арестованных во время Первомайской демонстрации в Архангельске рабочих , агитационной работе в Верколе и близлежащих деревнях и организации побегов политических ссыльных, находящихся в Верколе. Также известно, что в 1910-ых годах в Верколе обыскивались дома подозреваемых в причастности к революционной деятельности. Так, по свидетельству Николая Константиновича и Александра Дмитриевича Ставровых, в 1910 году дом их деда Павла Васильевича был обыскан, а часть книг и писем изъяты.

Ставров Гаврил Павлович

В 1917 году в Верколу из Петрограда приехал брат Гаврилы Павловича, Константин Ставров, вдохновленный выступлением В.И. Ленина с «Апрельскими тезисами» от 4 апреля 1917 года. Его целью было образование партийной ячейки в Верколе. И в январе 1918 года он вместе с братом Гаврилом, по приказу большевистской партии (РКП (б)) дезертировавшим из армии Временного правительства, и унтер-офицером Василием Семеновичем Антипиным организуют собрание веркольцев в здании школы и рассказывают о целях Октябрьской революции, читают декреты В.И. Ленина и предлагают создать Веркольскую советскую волость, отдельную от Ярушевской волости, в которую Веркола прежде входила и руководство которой не поддерживало советскую власть. Это предложение жители принимают положительно, в результате чего в Верколе провозглашается новая советская власть и избирается Организационный совет. Вот как об этом событии пишет в своей биографии К.П. Ставров:

В 1918 году января 28 дня будучи на общем собрании граждан бывшего Летопольского общества Ярушевской волости я был избран Председателем Собрания и, ведя собрание, предложил собравшимся организовать самостоятельную Веркольскую Советскую волость, на что собрание единогласно согласилось и тут же избрали меня председателем-организатором Веркольского Волостного Исполнительного Комитета.

Ставров Константин Павлович

Но ни Пинежский уезд, ни Архангельская губерния не признали новообразовавшуюся волость. Так что организационный совет принимает решение непосредственно обратиться в Совет Народных Комиссаров в Петроград, откуда через некоторое время приходит ответ-телеграмма, в которой утверждается образование Веркольской Советской волости. Некоторые жители рассказывают о том, что телеграмма была за личной подписью В.И. Ленина и гласила:

Не чинить препятствия образования Веркольской Советской волости! Председатель Совнаркома Ленин.

После того, как Веркольская Советская волость была создана, на втором собрании граждан Верколы были избраны 23 депутата в Совет Рабоче-Крестьянских и Солдатских депутатов и из их числа 9 человек исполкома Совета: председателя К.П. Ставрова, заместителя председателя и военного комиссара В.С. Антипина, секретаря Г.П. Ставрова и членов Совета Е.А. Каракина, Г.Х. Заварзина, А.П. Заварзина, П.И. Иняхина, Г.И. Литвинова и С.И. Пономарева.

Исполком начал свою работу в начале 1918 года на втором этаже дома К.П. Ставрова. Тогда же была организована Веркольская ячейка РКП (б), в которую вошли Г.П. и К.П. Ставровы, В.С. Антипина, И.Т. и А.Т. Белоусовы, И.П. Нехорошкова и Л.Е. Абрамова.

За время своего существования Веркольский Совет произвел несколько значительных преобразований в жизни Верколы, так, согласно декретам, разработанным В.И. Лениным, была изъята и распределена по общинам земля, принадлежащая Веркольскому монастырю, — около 50 десятин пашни и 100 десятин сенокоса, в том числе пашня в Наволоке и луг «Домашний» на Хорсе, которые считались одними из самых лучших угодий в Верколе. Также была конфискована земля у веркольского священника (в миру К.Д. Летунова). Были провозглашены регистрация брака без венчания, отделение церкви от государства и школы от церкви, а также закон раздела хозяйства по душам, а не по «приговору» отца-хозяина. А в середине июня 1918 года Веркольский Совет постановил выселить настоятеля монастыря епископа Павла из Верколы. В августе 1918 года Веркольский Совет прекратил свою работу в связи с приходом интервентов на Север.

В Верколу стал приезжать белый офицер П. Кыркалов вместе с офицерами армии интервентов, он собирал людей в школе и агитировал вступать в белую армию. Но, как рассказывает Татьяна Александровна Абрамова, веркольцы не шли в белую армию, даже когда за это давали 1-2 мешка белой муки. В белую армию записалось 6 человек (сведения о числе записавшихся расходятся). При этом часто выбор записаться в армию или нет принимался не самими молодыми людьми, а главой семьи в соответствии с его политическими взглядами. Рассказывают также, что люди так не хотели идти в белую армию, что уходили из деревни на несколько дней как будто на охоту или за грибами, так что вербовщики, не дождавшись их возвращения, уезжали из Верколы.

В начале августа 1918 года к берегу Пинеги недалеко от Верколы пристает пароход «Курьер», на котором плыл  отряд во главе со Степаном Ларионовым, заместителем Архангельского Губисполкома. Задачей отряда была борьба с интервентами на Вашке и Печоре. Из-за низкой воды пароход не мог идти дальше, отряд высадился на Карге и, потопив часть оружия в Пинеге, чтобы оно не досталось войскам интервентов, обосновался на расчистках-полях горы  Хярги. Когда об этом узнали в Верколе, часть людей, настроенных против советской власти, в том числе начальник веркольской почты Чикин и лесничий Клеин, организовали кампанию по поимке отряда Ларионова. Отряд Чикина вступил в бой с отрядом Ларионова и нанес ему серьезный ущерб, вынудив бежать в Ядвий-Зырянскую Ежугу. В результате этой стычки отряд Чикина захватил в плен двух красноармейцев и привел их в Верколу. В Верколе был созван совет, на котором после долгих споров Константин и Гаврила Ставровы убедили остальных жителей отпустить пленных.

Примерно в это же время, около 6 августа (дата точно не известна), в Верколу из Карпогор на пароходе «Мужик» прибывают контрреволюционеры , которые, узнав, где находится дом Совета, окружают его, срывают и топчут красный флаг и, избив Константина и Гаврилу Ставровых и В.С. Антипина, увозят их в Пинегу, где сажают под арест. Их освобождают через несколько дней, после того как братья Константина и Гаврилы, Николай и Дмитрий Павловичи, возвратившись с сенокоса и узнав об аресте родных, собирают жителей Верколы и пишут ходатайство об освобождении братьев в Пинежскую Уездную Управу и начальнику пинежской милиции. Под этим ходатайством подписалось более 100 человек. Братьев Ставровых и В.С. Антипина освободили 12 августа 1918 года под подписку о невыезде из Верколы.

Щенников Алексей Петрович

По возвращении после ареста Гаврила и Константин Ставровы организуют из членов распущенного Совета и большевистски настроенных жителей Веркольский Краснопартизанский отряд. Сведения о численности этого отряда и его составе разнятся: так, по воспоминаниям Егора Васильевича Минина, отряд состоял из 15 человек и возглавил его А.И. Семьин, а по воспоминаниям Александра Дмитриевича Ставрова, он состоял из 30 человек и Г.П. Ставров был избран руководителем отряда, К.П. Ставров – руководителем по снабжению и связи, а В.С. Антипин – командиром взвода. 20 августа 1918 года Константина Ставрова и Л.Е. Абрамова отправили сообщить об образовании отряда  и попросить оружие в Туглас-Нордас, где стоял А.И. Геккер с войсками красных. А.И. Геккер разрешил передачу 25 винтовок и боеприпасов, которые были доставлены в Верколу.

14 ноября 1918 года Верколы достигла экспедиция особого назначения под командованием члена архангельского губисполкома А.П. Щенникова, комиссара и члена президиума Союза Коммун Севера Н.Я. Кулакова, Н.С. Смелкова и И.Н. Быстрова. Экспедиция была отправлена по инициативе члена Реввоенсоюза С.И. Авралова и командующего Котласским укрепленным районом А.И. Геккера с целью прекратить мобилизацию населения в белую армию, восстановить Советскую власть на Пинеге, противостоять объединению белых сил с армией А.В. Колчака на востоке и организовать надежный заслон для правого фланга на случай выхода противника в район Верхней Тоймы. Отряд был сформирован в Котласе и состоял из 120 штыков и 37 миллиметровых пушек. В Верколе отряд особого назначения был расквартирован в Артемиево-Веркольском монастыре: келейные корпуса , из которых выселили монахов, заняли под казармы, в Казанском храме расположился губисполком, а в амбарах – склады продовольствия и боеприпасов. Отряд начал свое пребывание в Верколе с насилия – был арестован и выпорот дежурный лесник Веркольского лесничества Григорий Христофорович Заварзин, отряд продолжил репрессивные действия, которые начал проводить в Суре, где расстреляли 17 человек по подозрению в контрреволюции, но эти действия были пресечены братьями Константином и Гаврилой Ставровыми, которые потребовали от командиров отряда «не трогать мужиков-тружеников». Прибытие отряда вынудило часть веркольцев, не лояльных советской власти, уйти из Верколы. Так, известна история о том, как служащие почтово-телеграфного пункта сбежали из Верколы перед появлением отряда, забрав с собой телеграфные аппараты, деньги, книги и документы.

Командиры отряда особого назначения агитировали жителей Верколы вступать в партизанский отряд, на этот призыв откликнулось большое количество людей – записались почти все дееспособные мужчины , по разным данным 60-150  человек. Людей, желающих записаться в партизанский отряд было так много, что был отдельно создан отряд бедноты, в который вступали старики и инвалиды. Кроме того, Веркола стала местом сбора мелких партизанских отрядов со всего района. К 1 декабря в сводном партизанском отряде числилось около 1200 человек, из них формировались роты по 250 человек. Отряд особого назначения был переформирован в подразделения пешей и конной полковой разведки и команды ружейников, хозяйственников и связистов.

Примерно в это же время в Верколе была создана милиция, в которую вошли Н.Ф. Абрамов, И.А. Антипин и Г.И. Чаусов. Был организован также Веркольский волостной комитет бедноты, который состоял из исполкома(К.В. Бурачкин — председатель, И.Д. Чаусов -заместитель, Ф.А. Прялухин -секретарь и  М.И. Иняхин), военного отдела ( К.И. Чаусов -начальник, В.В. Абрамов -делопроизводитель), продотдела ( В.В. Яковлев -начальник, Г.Х. Заварзин -делопроизводитель) и земельного отдела  (С.Ф. Абрамов -начальник и 17-летний подросток из Шотогорки Аристов). Комитет бедноты принял постановление о расстреле «негодных элементов».

Краснопартизанские отряды, сосредоточенные в Верколе активно участвовали в боях с белогвардейцами и интервентами.  Так, 4 декабря 1918 года две партизанские роты из тех, что стояли в Веркольском монастыре, двинулась на Карпогоры, занятые белогвардейцами и солдатами американского корпуса армии интервентов. После продолжительного боя Карпогоры были взяты. Там же, в Карпогорах, красными войсками были захвачены две баржи, груженные продовольствием: около 5000 мешков белой муки, сахар, соль, соленая рыба, консервы, мясо, керосин и др. Чтобы довести эти товары до пункта стоянки в Верколе, командирами отряда особого назначения был предпринят отвлекающий маневр. Пока две баржи вели к Веркольскому монастырю( бойцы прорубали лед замерзшей реки топорами), небольшая группа во главе с И.Н. Быстровым пошла в наступление на  деревню Марьина Гора, занятую белогвардейцами. Товары удалось доставить до места размещения войск в Веркольский монастырь. Но Марьина Гора не была взята, красные войска были отброшены назад, а командир И.Н.Быстров был убит.

Вот как вспоминает об этом времени Евдокия Петровна Семьина, медсестра в Веркольском госпитале:

Пока наступали на Карпогоры, мы готовили госпиталь в монастыре. Мы и сестры, мы и санитарки. Устроили госпиталь в этаже, где жил архиерей, в в нижнем этаже – штаб. Не было бинтов, перевязок. Был один йод. Прошел бой в Карпогорах, привезли раненых. У меня было две палаты.

Осенью 1919 года партизанские отряды, расквартированные в Верколе, получили приказ от командования 6-ой армии отступать с Пинеги на Северную Двину. Приказ был мотивирован необходимостью усиления фронта на Северной Двине и исчерпанностью местных ресурсов: продовольственные запасы уже к лету 1919 года были истощены, что делало обеспечение армии и местного населения продуктами невозможным.

Обсуждение вопросов отступления проводились командирами отрядов тайно, они не информировали о тяжелом положении рядовых красноармейцев, но несмотря на это, слухи об отступлении распространялись в армии, что привело к волнениям. Солдаты из местных не хотели оставлять родные места и понимали, что при отходе красных войск мирных жителей – их сестер и братьев – жалеть не будут, а реквизируют у них последнее, и что отступающие оставят родных без защиты. Поэтому в отрядах начались выступления с требованиями остановить отход воинских частей, солдаты забирали свой скарб и уходили в свои деревни или присоединялись к восставшим. Максим Исаакович Канашев рассказывает об этом так:

Большинство красных, жителей пинежских деревень осталось дома. Не отступили. Но они не пошли служить белым. Большинство из них скрылось по речкам, в лесах.

Так на одном из митингов в Карпогорах, на котором местных жителей убеждали предоставить для отходящей армии транспорт, крестьяне разозлись и растерзали выступавшего на трибуне комбрига Кудрина и его адъютанта. Восстание возглавил бывший комендант Карпогор Николай Долгих. Восстание в Карпогорах было быстро подавлено, прибывший отряд красноармейцев взял село и арестовал около 70 человек восставших.

Оставшиеся пошли в направлении Верколы и в ночь с 21 на 22 ноября 1919 года в Верколе также произошло восстание. Его возглавили Антон Давыдович Чаусов, комендант расположенных в монастыре красноармейцев, и бывший председатель Покшеньговского волкома Архип Лохновский. В восстании приняло участие около 1200 человек. Был захвачен монастырь и в одном из его зданий  заблокировали членов уездного исполкома. Нижний околок Верколы также был захвачен восставшими. Арестовали военного комиссара И.С. Коровина и начальника уездной полиции Н.Ф. Абрамова, схватили и заперли жену Кулакова. Кроме того, восставшими был захвачен Нижний околок Верколы.

 Важно понимать, что восставшие не считали себя ни красными, ни белыми, они защищали свои родные места и не хотели оставлять их на растерзание врагу.  Так, существует легенда о том, что, когда белые вошли в Верколу, А.Д. Чаусов крикнул:

Мы не красные, не белые, мы зеленые!

По одной из версий, восстание в Верколе было подавлено отрядом под командованием С.Н. Смелкова и Г.П. Ставрова, которые ночью въехали в Верколу по трем главным дорогам и захватили огневые пункты восставших: пушки, которые стояли на развилке дороги Веркола-Карпогоры, Веркола-Нижнее Прокшино, и пулеметы, а также арестовали около 40 человек восставших. Мирные жители на время боя прятались в погребах и лесах.

Сохранился рассказ Александра Дмитриевича Ставрова, который будучи семилетним мальчиком, был отправлен на разведку в Нижний околок, чтобы добыть сведения о численности восставших и их вооружении.

Разбудили меня и уговорили меня утром сходить в гости к бабушке и узнать, есть ли часовые, где они стоят, какое у них оружие и где оно находится у мятежников. Утром в 9 часов 22 ноября отец, одев меня и обсказав все, направил к бабушке в гости за шаньгами. Итак, будучи семи лет, я пошел в гости к бабушке, в разведку. Пройдя ручей и перелесок, дошел до дома Платоновичей Клоповых, и тут меня встретил часовой. Кричит: «Стой! Пароль! Пропуск! Куда идешь?» и т.д. Я ответил: «Иду в гости к бабушке», показал ему дом, а сам стараюсь идти вперед. Часовой грубо окрикивает меня, захватывает за плечи, т.е. арестовывает меня и отправляет к караульному. Я испугался, закричал, заплакал и прошусь идти к бабушке. На мой крик, плач выбежала из дома Платоновичей Матрена Семеновна, она тоже стала кричать на часового, потом еще выбежали из соседних домов девушки, тетки. При разговорах и крике народа с часовым я слышал, что караульное находится в доме у Клевакиных Василия и Петра Артемьевичей. Через несколько минут пришел разводящий и расспросил меня, что и часовой, обыскал карманы, снял шапку, помял ее в руках, и меня после рассказов народа обо мне отпустили.

После того как Нижний околок был занят красными, по монастырю, где обосновалась вторая половина восставших, дали несколько залпов из пушки, что вынудило А.Д. Чаусова выбросить белый флаг. В монастырь отправили парламентера – брата А.Д. Чаусова, Ивана Давыдовича, который передал восставшим условия перемирия: отпустить жену Кулакова, освободить всех оставшихся в монастыре красноармейцев и дать им путь отхода через гору Хярга. Условия были соблюдены и освобожденные краснопартизанские войска двинулись с Пинеги на Северную Двину, чтобы продолжить борьбу с интервентами.  

Могила Филиппа Терентьевича Белоусова , участника Гражданской войны в Верколе

Библиография:

  • Статья Н.Б. Никифоровой  «Воспоминания участников гражданской войны на Пинеге в дневниковых записях Ф.А. Абрамова» из книги «Гражданская война на Пинежье (1918-1920 гг.)»
  • Статья Т.А. Абрамовой и И. Залывского «Воспоминания родных о событиях Гражданской войны в Верколе» из книги «Гражданская война на Пинежье (1918-1920 гг.)»
  • Статья В.В. Степановой «Командиры партизанского движения на Пинежье» из книги «Гражданская война на Пинежье (1918-1920 гг.)»
  • Статья В. Степановой «За советскую власть» из газеты «Пинежская правда» от 21 июня 1990 года №73-74
  • Статья Татьяны Трошиной «Пинежские «Валеты». Восстание перевертышей в ноябре 1919 года»
  • Статья М.К. Черемного  «Председатель уездисполкома»
  • Книга А.П. Никулина «Это было на Пинеге»
  • «Статья о первых большевиках в Верколе – Гавриле и Константине Ставровых» из архива В.В. Степановой
  • Краткая биография Н.К. Ставрова из архива В.В. Степановой
  • Автобиография А.И. Семьина из архива В.В. Степановой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.