краеведческий альманах пинежского села
Татьяна Николаевна Седунова. Гостевой дом «Татьянина изба»
Татьяна Николаевна Седунова. Гостевой дом «Татьянина изба»

Татьяна Николаевна Седунова. Гостевой дом «Татьянина изба»

Каждый раз, приезжая в Верколу для работы над этим альманахом, наша команда останавливается в гостевом доме «Татьянина изба». За несколько приездов мы успели познакомиться с его создательницей Татьяной Седуновой, которая ещё является депутатом Архангельского областного собрания, учредителем благотворительного фонда «Святыни Пинежья», владеет несколькими гостевыми домами, организует различные паломнические и туристические поездки по Пинежью, занимается сохранением истории и культуры родного края, а кроме этого она мама пятерых детей и бабушка четырнадцати внуков. Мы поговорили с Татьяной Николаевной о её жизни, о проектах которые она создаёт и развивает, о том, как складывалась история гостевого дома в Верколе, как она все успевает, что и кто поддерживает её на этом нелёгком пути.

Детство и юность. Что повлияло на выбор рода деятельности?

— Скажите, где вы родились?

— Я родилась и выросла в Пинежском районе, я коренная пинежанка, мои родители здесь родились и выросли. Всё мое детство прошло в рабочем посёлке, в деревню я приезжала к бабушкам на каникулы. Вся моя жизнь прошла в Пинежском районе, как и сейчас вся моя деятельность происходит на территории этого района.

— Вы говорите, что родились в рабочем посёлке, как ваша семья там появилась, откуда были родители?

— Мама из деревни Сульца, папа из деревни Нюхча. Но когда создавался Сосновский леспромхоз и строились рабочие посёлки, то мама начала работать там бухгалтером, а папа — механизатором на лесозаготовительной технике. Когда я родилась, мы сначала жили в Кулосеге, а потом маму перевели в Сосновский леспромхоз. Центральная усадьба леспромхоза была Сосновка. И вот, с пяти лет и по сей день я живу в этом посёлке, сейчас у меня там дом и семья.

— Как вы провели детство в Сосновке, там была школа?

— Так как это была центральная усадьба леспромхоза, в то время в посёлке было очень много интеллигенции. Была большая школа. Я с самого раннего детства была лидером, признанным не только среди педагогов, но и среди сверстников, поэтому с детства я благодарна очень многим людям, которые повлияли на формирование меня как личности. В школе работало огромное количество разных кружков, я ходила на кружок иностранного языка, занималась активно спортом, пела в хоре , ходила на танцевальный кружок.

Какой же мудрый русский народ, человек рождался, его встречали с песней и всю жизнь песня сопровождала человека. В поле работали — пели, в лесу работали — пели, даже на войне и во время войны на «втором», трудовом фронте всё время пели  И когда человек уходил из жизни, то исполняли причитания, а когда были профессиональные плакальщицы, они начинали причитать, и весь народ плакал. Это правильно, потому что народ должен выплёскивать через что-то свои разные эмоции, накопившийся негатив внутри. Или через песню или через слёзы – лучше через песню.

Мы очень много гастролировали – это были летние пионерские лагеря, везде я была то председателем совета отрядов, то председателем группы барабанщиков. Когда я уже вышла из пионерского возраста, то стала ездить в лагерь труда и отдыха, и пока не закончила школу, ездила. Мы занимались спортом и участвовали в сельскохозяйственных работах. После школы я выбрала профессию работника культуры, учиться мне очень нравилось. Я работала у себя в поселке в профсоюзном доме культуры 10 лет , считаю что это были лучшие годы в моей жизни. Я никогда не думала, что я уйду из этой сферы деятельности, потому что мне эта работа очень нравилось. В Сосновке была очень кипучая и интересная жизнь в то время, его я вспоминаю с ностальгией, и я думаю: не я одна вспоминаю.

Наступило другое время, перестройка начала 90-х годов, когда колхоз начал хиреть. Это была, конечно, трагедия для очень многих и для меня самой: нам не стали выдавать заработную плату, ни мне, ни мужу. И вот так сложилось, что я ушла в бизнес и в нем вот уже 30 лет, считаю, что я состоялась в этой деятельности, мне удалось очень многого достичь, удалось очень многим помочь, поддержать в то тяжелое время.

Детский лагерь в заброшенной деревне

Какое-то время я еще продолжала работать в доме культуры, и мне девять месяцев не выплачивали зарплату. И тут ко мне приезжает подруга, которая к тому моменту уже начала заниматься бизнесом. Она открыла первый небольшой магазинчик в Карпогорах , этот разговор и послужил толчком к началу новой работы и жизни. Тогда мы создали Пинежский туристический центр, я стала его директором. Поставили мы очень благие задачи: заниматься молодёжью, народными промыслами, путешествиями, но было наивно полагать, что все заработает. Дело в том, что в начале 90-х никто никуда не путешествовал, денег вообще не было. Я очень многого тогда ещё не понимала: было просто желание, был такой порыв, была определённая свобода, но не было денег. И тогда мне бухгалтер сказала: «Татьяна Николаевна, запомни, торговля – это самый быстрый способ извлечения прибыли.» В жизни не думала, что я буду торговать, но через определённый период у меня было уже 11 магазинов. И тогда появилась свобода. Когда заработали первую прибыль, я не испытывала радость, а испытывала болезненное чувство неудобства, ведь у моих братьев и сестёр не было совсем денег, а у меня появились. Почему-то было чувство, что это не мои деньги, я не имею права тратить их на себя . И я стала строить лагерь, вкладываться в этот социальный проект. В этом лагере дети Пинежского района практически всегда отдыхали бесплатно, я брала на себя эти затраты. Так, когда у меня появились возможности, а детей не могли родители отправлять в пионерские лагеря(они просто исчезли)– я построила свой лагерь, который принимал детей 21 год по четыре смены и все смены были профильными. Разные профили: православные лагеря, военно-патриотические, спортивные, лингвистические, обучающие традиционным промыслам, творческие. Вообще я считаю, что детский лагерь в Кучкасе — это один из лучших в нашей области социальных проектов . Лагерь не ставил детей перед необходимостью соответствовать какому-то определенному стилю поведения и занятиям, дети дорожили свободой самостоятельного выбора дела, хотя лагерь был устроен в нежилой деревне и не было там особого комфорта. Я очень благодарна всему своему коллективу, начиная от поваров, заканчивая педагогами, которые отдавали полностью себя детям. А дети приезжали разные: из Архангельской области, из Москвы, из Питера, не только из разных мест, но и из разных семей, часто из неблагополучных, но тем не менее они все уживались и дружили. А я все время удивлялась: «Что их объединяет?» Одни полмира объездили, а другие дальше своего поселения ничего не видели, и я поняла: их объединяет одиночество ( это при живых-то родителях ), а тут они чувствовали, что они нужны: они рассказывали, где побывали, делились опытом. И не было снобизма, понимаете? Там были все равны и жили мы все как одна семья. И сколько лет лагерь был, столько там дети меня всегда называли тётя Таня: им так хотелось, звать меня как родную или близкую знакомую. Потому что мои дети также отдыхали в этом лагере, я их завозила 3 июня и 28 августа я их вывозила – всех. Это о лагере.

Работа по развитию туризма в Пинежском районе

-А с чего началось ваше увлечение деятельностью по развитию туризма, ведь это был не только лагерь?

— Сейчас я уже более 20 лет я занимаюсь туризмом, а все началось с того, что ко мне вначале ездили мои друзья и я их принимала радушно как моих гостей. Но когда поехали друзья друзей (а они рекомендовали ко мне ехать), и стали мне платить деньги, я поняла, что это неплохой бизнес. Мои гостевые дома были одни из самых первых в Архангельской области. И тем наработанным опытом я щедро делилась с людьми из разных районов , ездила проводить семинары или приглашала к себе. А в двухтысячном году меня Владыка Тихон благословил на организацию паломнических поездок, и вот уже более 20 лет я занимаюсь организацией паломнических поездок на Пинежье , не из района, а в район. Показываем наши святыни: Артемиево-Веркольский монастырь, Сурский монастырь и все, что есть в нашем районе. Помимо этого моя задача не только показать святые для русского православия места, но и познакомить с пинежской культурой: она у нас очень богатая . Пинежский район один из немногих, кто сохранил даже в трудные девяностые народную традиционную культуру – творческие коллективы, фольклорные хоры в каждой деревне. У нас к этому бережное отношение – музей в каждом селе, в каждой деревне . Я рада, что жители не дают забыть свою историю, потому что поселения у нас скудеют, люди уходят из жизни или уезжают, и вот оставшиеся патриоты своей родины очень бережно относятся к истории, пытаются её сохранить для своих внуков, правнуков. С надеждой, что жизнь здесь всё-таки забурлит.

Но вернёмся к началу, когда поехали уже гости, туристы. Надо было решать сразу много проблем встали: где размещать? где накормить? Я очень много паломников привозила, и батюшка благословлял кормить в трапезной монастыря. Также в музее, была музейная комната, и пока группа идет на экскурсию, мне Александра Фёдоровна и Светлана Юрьевна позволяли там готовить, иногда и они сами готовили. Но народу стало прибывать больше, я поняла что нужно еще что-то предпринять. У меня было кафе, кормила там, но все равно мест не хватало. И тогда я начала открывать гостевые дома: у меня их было пять в районе. А сейчас остался веркольский ( «Татьянина изба»), городецкий и в Кучкасе, сулецкий я продала, а карпогорский отдала дочке, А первый гостевой дом был в деревне Сульца, и оттуда мы уходили летом на плотах, до сих пор мы занимаемся сплавами на плотах. Вот буквально три дня назад группа закончила сплав. У нас на плотах были большие маршруты: и по двадцать дней, и по пятьдесят человек – разные. Это тоже одна из форм путешествия, знакомства с нашим краем, очень удобная, очень умиротворённая и тихая. Плыть по Пинеге, на реке ты чувствуешь полное воссоединение с природой , пить воду из нашей чистой речки, заходить в каждую деревню. Для тех, кто испытывает постоянное чувство усталости, очень хорош такой отдых, плывёшь, вокруг тихо, тебя покормят, ты видишь новые очень красивые места, появляется чувство умиротворения и покоя.

Мой первый гостевой дом был в доме моей бабушки в Сульце, сестра очень помогала, она принимала гостей в бабушкином доме, готовила, а её коллеги-педагоги проводили экскурсии и традиционные праздники. Но в бабушкином доме было места мало и поэтому, когда продавалась контора подсобного хозяйства, я её купила, отремонтировала, сделали баню во дворе, летнюю кухню и стали там принимать гостей. Мы посиделки устраивали, чаепития, кормили и там же людей размещали. Но потом я поняла, что у наших гостей появляется интерес и к другим пинежским сёлам.

Гостевой дом в Верколе, история создания

Тогда, вы знаете, многие с иронией говорили: «Зачем ты сюда повезешь?» Для местного жителя было непонятно, что я тут буду показывать: все обыденно и неинтересно. Но ведь люди едут знакомиться вообще с местами новыми: знакомиться с культурой, с кухней (гастрономические впечатления одни из самых сильных ) с тем, как мы говорим, с нашими достопримечательностями. Я всё время говорила : «Я буду себя показывать, как я говорю, как я пою песни, что я готовлю. Вас, — говорю, — буду показывать.» И вместе с местными жителями мы, конечно, тоже учились: после каждого лета ( вначале ездили только летом) разбирали все наши ошибки. Я всегда просила гостей заполнить анкету: что понравилось, а что не понравилось. Она была безымянная, я говорила: «Вы нас не обидите , вы нам дадите возможность усовершенствовать наши услуги». Люди откликались на это, с удовольствием писали, и мы так вот вместе росли.

Когда уже интерес к Верколе был большой, я целый год искала здесь свой дом. Мы с главой администрации обходили несколько раз деревню, и он говорил, какие дома продаются, а я на все это смотрела и думала: «Нет, место не то, дом не тот». И в один прекрасный день мне говорит Александра Фёдоровна Абрамова: «А что Вы, Татьяна Николаевна, вот этот дом не посмотрите, его уже год не могут продать ?» Я захожу и тут такие лесенки, и я сразу подумала: «Это то, что я искала!»

Во-первых, это самый центр, дом огромный, старинный. Дом, конечно, был в ужасном состоянии, я потом поняла, почему его так долго продавали: дом большой и для какой-то определённой семьи здесь нужно было сделать очень много вложений. Дом был сломан наполовину, задняя часть отходила, мы здесь всё выравнивали, подымали, полностью перекрывали крышу , заводили сюда водопровод, туалет, меняли проводку. Очень много было работы : заднюю часть (хозяйственную) вообще всю выкинули и заново отстраивали . Но я считаю, что мне сам Господь Бог здесь помог, сам отрок Артемий Веркольский, потому что я очень хотела в Верколе дом, молилась об этом , и все получилось. Мы уже 17 лет в этом доме, и я его очень люблю, как и любят многие приезжающие. Он сохранил дух и стиль жилой деревянной архитектуры того времени. Здесь все есть: и передок, и изба, и зимовка, и наверху вышка, и горенка, и просторная поветь, и дворы, где у нас сейчас располагается трапезная. Всё есть, и не стыдно показать, в большой части дома мы сохранили интерьеры: эти стены, в которых стоит русская битая печь сохраняют дух времени и дают возможность окунуться в атмосферу деревенского жития. Это дом – пароход, я именно о нем и мечтала, он именно меня и ждал.

Роль гостевого дома в жизни деревни

— Вы купили этот дом 17 лет назад, как я понимаю, тогда в деревне было не очень много работы..

— Нет, тогда ещё жизнь теплилась в сельскохозяйственном предприятии, было больше народу в школе , больше народу было в детском саду, нет, работа здесь была. Когда гостевой дом начал работать, здесь появилось всего два-три рабочих места, но зато все бюджетные учреждения: музей, дом культуры, библиотека — получили возможность выполнять свою дорожную карту за счет приезжающих людей. Это значит, что никого не сократили, наоборот добавляют ставки, потому что людей с каждым годом приезжает все больше, работы прибавляется. Радует, что у меня выстроились отношения со всеми веркольскими сообществами : и с женсоветом, и с домом культуры, с библиотекой, со школой, с администрацией, с жителями. Меня ведь тоже не сразу приняли, я ведь не местная: кто-то настороженно, кто-то чуть ли не с враждой, кому-то вообще без разницы, кто-то с любопытством. Прошло 17 лет… И я хочу сказать, что мы создали основу, «костяк», люди увидели, что нам можно сюда приносить картошку, зелень, огурцы… Кто-то проводит экскурсии, кто-то из жителей возит на рыбалку, не говоря уже о том, что работают музей, библиотека, хор. Сначала никто не верил, что будут туристы, но перелом произошёл. Я всегда говорю, что здесь у нас тоже много можно увидеть памятников традиционной культуры, полюбоваться на наши дивные ландшафты в любой точке деревни, подышать этим воздухом, просто погулять белыми ночами, да даже нас увидеть, простых, открытых деревенских жителей, которые здороваются при встрече, можно с любым разговориться, такого же в Европе нигде нет. Наши люди поют песни , наши люди хлебосольны, радушны, и надо отметить, что этот тоже один из факторов притяжения сюда гостей.

Почему важно сохранять культурное наследие Пинежья

У меня когда-то были англичане-архитекторы, уже убелённые сединой: самому младшему было 76 лет, а старшему было 82 года. Мы с ними плыли от самого верховья, от Кучкаса, у нас было много встреч: нас встречали хоры, нас угощали в домах. И вот, когда мы с ними прощались, один из них сказал мне очень хорошую фразу: « Вы знаете, Татьяна, пока стоят ваши эти большие чёрные дома, пока люди поют свои песни и пока между людьми существуют такие отношения (а мы зашли в дом без предупреждения и нас встретили как родных , гости не хотели верить, что я с хозяевами не договорилась заранее, а я ведь не знала, что они пожелают зайти к кому-то) , пока существуют такие отношения, то Россию ничем и никогда не победить.» И говорили: «Как можно самый дорогой материал в мире, северный лес обивать самым дрянным материалом в мире, сайдингом?» «Да ваши люди они не знают цены, где они живут, в чём они живут : они живут в настоящих деревянных домах, которые дышат, которые экологически очень чистые.» Тогда их эта поездка очень впечатлила и, прощаясь, они сказали: « Вы знаете, Татьяна, вы – символ русских женщин.» А потому что я была в одном лице у них и групповод, и охранник, и повар, и советчик, и я была все в одном лице, и песни пела, и рассказывала. «Мы открыли для себя Русский Север, мы открыли для себя Россию, а ещё, вы знаете, русские женщины – это…» Они были так восхищены, и мне это было, конечно, очень приятно «Ну всё, — думаю- молодец, не посрамила Россию»

— А когда вы покупали этот дом в деревне, было стремление сохранить деревянный облик?

— Здесь никто не делал на этом акцент, это было естественно — сохранить внешний облик дома. Просто здесь принято ухаживать за своими домами, особенно за старыми, родительскими, принято. Каждый сохраняет свой дом, поддерживает его. Сейчас, конечно, бывает, что кто-то делает большие железные заборы, это огорчает очень. Я понимаю, что люди стремятся быть современными, хочется новых технологий, новых материалов. Но это в основном делает молодежь, которая пока себе не даёт отчета в том, что так мы теряем искренность, красоту и свое исконное, непохожее ни на кого. Просто надо с этими людьми работать.

— А вы как-то ещё стараетесь поддерживать пинежскую культуру?

— Когда я работала у нас в сосновском клубе, то пела во взрослом народном коллективе и в молодежном фольклорном ансамбле, он назывался «Прялица» . Мы с руководительницей очень много ездили с экспедициями, собирали фольклорные песни, костюмы, рисовали танцы. Это было в начале 80-х, и мы собрали бесценный материал и молодежный коллектив исполнял песни наших бабушек и прабабушек. Пели песни: и пинежские протяжные, и игровые — изучали хороводы и танцы. И даже свадебный обряд у нас был театрализованный. Это было очень красиво, торжественно, необычно. Так занимались, пока я работала в доме культуры, а когда ушла, то как-то само собой на нет сошли все начинания. А я тогда уже занялась бизнесом, и совершенно было некогда, я была всё время в разъездах. И по пению я очень скучала, я очень люблю петь и когда мне задают вопрос: «Татьяна Николаевна, а откуда вы черпаете силы?» — то я говорю: «В песне!» Какой же мудрый русский народ, человек рождался, его встречали с песней, и всю жизнь песня сопровождала человека. В поле работали — пели, в лесу работали — пели, даже на войне и во время войны, на «втором», трудовом фронте — пели  И когда человек уходил из жизни, то пели причитания, а когда были профессиональные плакальщицы, они начинали причитать и весь народ плакал. Это правильно, потому что народ должен выплёскивать через что-то свои разные эмоции, накопившийся негатив внутри. Или через песню или через слёзы – лучше через песню. У нас очень сильная традиционная обрядовая культура, которая идёт из глубины веков. Поэтому я в начале беседы и сказала, что Пинежский район сохранил народную культуру, обрядовые традиции, они очень мощные по своему эмоциональному воздействию на людей. Поэтому у нас до сих пор проводины в армию — там поют, на свадьбах поют, встречают песней. В начале 90-х все поутихло и немножко сошло на нет, а сейчас опять всё возвращается к тем обрядовым традициям, которые были на этой земле, поэтому я благодарна нашему людям, тем жителям, которые остаются в деревнях и посёлках и пытаются сохранить и возродить эти традиции, это правильно.

Татьяна Николаевна в народном костюме

Деятельность не только организатора гостевого дома

— Насколько я знаю вы занимаетесь не только гостевыми домами, какая у вас ещё здесь деятельность?

— Я занимаюсь очень много чем. Я 27 лет прозанималась торговлей, потом у меня были открыты пункты приёма грибов и ягод. С ними я очень активно ездила на православные выставки, лет десять серьезно этим занималась. У меня есть большая грибная база, грибы солим и сушим. Я занималась очень активно заготовкой иван-чая, сейчас это ремесло перешло к моему племяннику, он открыл даже маленький заводик по производству иван-чая в нашем посёлке Сосновка. Детским отдыхом занималась, организацией туристических и паломнических поездок. С 2013 года я депутат областного собрания, поэтому достаточно большая общественная нагрузка, у меня три района. Я езжу по районам и занимаюсь общественной деятельностью. В нашем районе веду приёмы и встречи с людьми, езжу по населённым пунктам… работы хватает. А полгода назад был создан благотворительный фонд «Святыни Пинежья» , там у нас четыре учредителя. Это Фонд, главные задачи которого — ремонт, реставрация и строительство монастырей, храмов, часовен Русской Православной церкви, которые есть у нас на территории Пинежского района. Помимо этого задачи Фонда — организация православных детских и молодежных лагерей, организация православных фестивалей, встреч и паломнических поездок. Фонд уже работает, выполняются первостепенные задачи: это ремонт храма в деревне Шотова, он активно уже идет, затем — котельная в Артемиево-Веркольском монастыре, там тоже работа идет. Все в по графику, я была на днях там, мне очень понравился подрядчик, хорошие ребята. И помимо этого есть менее сложные работы, на которые Фонд выделяет деньги.

Итоги прошедшего и планы на будущее

— Как вы всё успеваете?

— Мне все задают этот вопрос. Когда я была у старца Илии в Оптиной пустыни, задала вопрос: «Батюшка, вот я все что-то бегаю, и тут и там …» — а он посмотрел на меня и сказал: «Это у тебя послушание такое, у нас у каждого своё послушание, так что иди с Богом, главное с Богом, Танечка, иди»

 Я постоянно в каком-то  поиске и учебе, в движении. Очень много учусь у своих друзей, у своих коллег: очень много можно подчерпнуть интересного. Я благодарна судьбе за встречи с огромным количеством интересных ярких людей, которые жизнь мне дарит. Вот даже с Надеждой Владиславовной, совершенно неожиданная встреча: она приехала зимой, мы познакомились, подружились и где-то точки соприкосновения нашли, и я, в принципе, тем же одержима, чем вы занимаетесь в своём проекте.

— Какие планы на будущее?

Я очень хочу реанимировать свой лагерь , это моя последняя мечта. Потому что на самом деле он востребован, мне пишут всё время: «Тетя Таня, открой лагерь, с удовольствием своих детей отправлю,» — это уже первые дети моих детей. Я очень хочу вернуть туда жизнь, там была очень активная жизнь, вкусно, интересно, как в одной семье. Вот эти бы впечатления современным детям подарить. Вот это моя самая большая мечта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.